Главная страница  |  Блоги  |  Войти или если вы еще не зарегистрированы Зарегистрируйтесь бесплатно.
О себе
Подписка
Хотите получать уведомления по электронной о новых статьях ?

Лента RSS
Поиск
Архив

ОДИНОКАЯ ЛЮБОВЬ

02.02.2019 21:58
meirlevin

 

 

Никто поделать ничего не мог.

Но был один который не стрелял …

В.Высоцкий

 

 

В этот Шаббат мы с женой собирались поехать в гости к своим друзьям Авимелеху и Юле Розенблатам.Но Юля заболела, не смогла нас принять и мы с женой отправились в поселок «Мале Амос» в семью Цейтлиных. Семнадцать лет тому я сосватал Гришу и Хану. Четверо их детей считают меня дедушкой. В ходе разговора Гриша спросил меня: «Почему так трудно приближать русскоязычных израильтян к Всевышнему»? Я ответил, что за рубежом их легче подкупить стипендиями, поездками заграницу и т. д. Некоторые пользуются и потом уходят. А другие выбирают Б-га на всю оставшуюся жизнь. Но всё-таки полного ответа на вопрос у меня не было, как нет его и сейчас.

 

 

Мы пошли в синагогу. Рав читал комментарии к Торе. Казалось, о событиях давно минувших дней.Начал с Мишны из трактата Санхедрин: «у каждого еврея есть доля в будущем мире».У этой мишны есть продолжение – «а вот те, кто не удостоится будущего мира». Рав спросил: а почему среди злодеев не упоминается царь Ахаз?

 

 

В 3183 году /577 г. до н.э./ царь Ахаз взошёл на престол Йеуды. В Танахе сказано, что Ахаз«следовал путем царей Израиля (т. е. служил идолам) и даже своего сына провёл через огонь» перед идолом Молохом. И этим сыном был Хизкия!

 

 

Но мать тайно натерла его магической мазью саламандры, защищающей от огня, а иначе бы ребёнок погиб. После смерти Ахаза Хизкия унаследовал престол. По приказу Хизкии останки его отца были волоком провезены на веревочной подстилке по всему Иерусалиму, чтобы этот посмертный позор способствовал искуплению его многочисленных грехов, — и мудрецы Верховного Суда одобрили этот поступок молодого царя.

 

 

Рав добавил, что Ахаз получил право на искупление своих грехов за то, что, увидев пророка Ишеягу, он от стыда одел на свою голову корыто. За этот поступок он удостоился того,что сын своими действиями искупил часть его грехов, а правнук, по словам пророка Ирмиягу, мученической смертью удостоил своего предка будущим миром.

 

 

Какое качество пророков помогает раскаянию злодеев? Наверное то, что, упрекая, пророк продолжает любить грешников. Как Хизкия, обрекая отца на посмертный позор, не мстил,а хотел помочь ему искупить грехи.

 

 

У меня родился ответ Грише. Наверное, причина того, что мы не можем достаточно помочь людям,в том, что мы их недостаточно любим. Например, не так, как покойный рав Ицхак Зильбер. Любить надо так, чтоб ни у одного человека в ответ на упреки не возникало мысли:«сам дурак». То есть — надо учиться любить свой народ.

 

 

Тут я вспомнил, что свой первый в жизни рассказ написал 17 лет тому назад по дороге в синагогу «Мале Амоса». Я приведу его после окончания затянувшегося предисловия.Тогда я вдруг увидел перед глазами маленького косоглазого грузинского еврея, готового погибнуть за тфилин. Увидев, стал плакать. Так проплакал всю субботнюю молитву.Мне было стыдно, что вместо молитвы я плакал. Рассказал от этом своему другу раву Хаиму Коэну. Он успокоил меня словами: «Хотел бы я хоть раз в жизни так помолиться».

 

 

Рассказ перевели на несколько языков, в том числе и на иврит. Я передал текст соседке, педагогу литературы обычной светской израильской школы. Она предложила выпускникам написать сочинение на тему моего рассказа. Один юноша написал: «Я всегда был уверен, что все религиозные нас ненавидят. Но я вижу, что автор рассказа нас любит. Он не считает нас безнадежными. Может, он не один?»

 

 

А теперь я приведу свой первый рассказ «Тфилин» и попрошу своих читателей приглядеться, не угасло ли у меня это чувство. «Люди, я люблю вас! Люди, ау!»

 

 

(Это был первый из написанных и опубликованных мною рассказов. Я придумал его в субботу.Большинство фактов выдумал. Через год мне позвонила женщина, уроженка Тбилиси. Плача,она благодарила меня и сказала, что эту историю слышала от отца, но, наверное, я спутал: её отца действительно звали Давид, но фамилия была Крихели, а фамилия милиционера— Цейтлин. Но я решил фамилии оставить. В конце концов, мало ли добрых дел творили евреи — что ж, из-за всех фамилии менять?)

 

 

«У каждого еврея естьдоля в будущем мире». Трактат «Санхедрин», глава 11

 

 

Событие,о котором я рассказываю, произошло несколько десятков лет назад в одном из провинциальных городков юга России. Главная его достопримечательность — завод стройматериалов.Они были в большом дефиците и, соответственно, в единственной гостинице города всегда находилось несколько десятков шустрых людей — снабженцев, или, как их называли,«толкачей». Хотя продукция завода строго нормирована, личное присутствие снабженцев необходимо. Их любимая поговорка: «Любой бумаге нужны “ноги”, она сама не ходит».Поэтому всем людям на заводе и железнодорожной станции перепадало от снабженцев— деньгами и выпивкой. А кроме того, привозили подарки. Всё, чем славится Советский Союз: астраханская икра, грузинский и армянский коньяк, башкирский мед… все это доставалось работникам завода.

 

 

Давид Абрамович Аджиашвили был талантливый снабженец. Он рано остался без отца. И, как еврей, Давид знал, что за всё в этой жизни надо платить. За многие годы работы в России он так по-хорошему и не выучил русский, но никто лучше него не мог договориться с отделом сбыта. Он умел, когда надо, выпить с нужным человеком, поинтересоваться вовремя здоровьем жены. Если нужно, превращался в галантного кавалера. Начальство очень ценило Давида и его материальное благополучие росло. Хороший дом, а дочки,Лали и Цицино, были устроены в медицинский институт.

 

 

Смущало лишь то, что в городе сменилось начальство и милиция стала сильно копать. Работа Давида была очень рискованной, потому что, помимо официальной продукции, он переправлял в Грузию и так называемую «левую», а попросту говоря, ворованную. Он всё говорил себе: «Это в последний раз».

 

 

На этот раз, когда он переправлял вагоны, к нему подошли двое в штатском, предъявили документы и потребовали, чтобы Давид последовал за ними. Он проклинал себя последними словами за то, что согласился ехать, несмотря на просьбы жены. Но делать было нечего, пришлось плестись в милицию. Шансы на освобождение потеряны не были. Давид знал, что оставшиеся на свободе компаньоны сделают всё, чтобы его выкупить.

 

 

Правда,ситуация осложнялась тем, что они не знали, на чём его взяли.

 

 

Единственное,что от него сейчас требовалось, это молчать и никого не выдавать. Притворяться идиотом,делать вид, что ни слова не понимает по-русски, и плакать, плакать, плакать, иначе компаньоны найдут способ заткнуть ему рот: бандитское «перо» или заточка в камере,расстрел при попытке к бегству и т. д. Кроме того, если, не дай Б-г, ничего не выйдет,приятели будут помогать его семье. А семья для Давида была самым святым. Правда,при работе снабженца в России иногда требовалось легко относиться к разным «шалостям».Но в Тбилиси он бы даже и не посмотрел никогда на другую женщину.

 

 

Его ввели в камеру. Вошёл следователь. «Ну и мордоворот!» — подумал Давид. Следователь приступил к осмотру личных вещей. Первым делом он достал какой-то мешочек, раскрыл змейку и удивленно вскинул брови.

 

 

— Это что за коробочки? — спросил он. — Первый раз вижу! Наверное, там валюта или какие-то бумаги. Иванов! — крикнул он рядовому. — Принеси молоток, посмотрим, что эти кацо опять нового придумали.

 

 

Только заповедь тфилин, пожалуй, и связывала Давида с еврейством. Тфилин подарил ему отец на бар-мицву и сказал: «Сын, надевай их каждое утро, если хочешь, чтобы у тебя в жизни было благословение». При мысли, что руки этого русского сейчас начнут ломать подарок отца, Давид вскочил и, мешая русские и грузинские слова, закричал:

 

 

— Товарищ  начальник! Я — еврей, это только тфилин! Я их надеваю каждое утро. Клянусь Лалии Цицино, там ничего нет!

 

 

Он забыл,что начальник не знает, кто это — Цицино и Лали.

 

 

— Начальник,не трогай тфилин, — плакал он, — я всё расскажу! Следователь отложил в сторону мешочек с тфилин, сел к машинке и начал печатать какое-то письмо.

— Иванов!— позвал он. — Срочно отвези письмо к областному прокурору. Подождав, пока Иванов уйдёт, следователь открыл камеру, выпустил Давида и сказал:

 

 

— Если ты через два часа не вернёшься, у меня будут большие неприятности. Давид взял такси и через двадцать минут был уже на квартире у друзей.

 

 

— Сколько ты им дал? — спросили они Давида.

 

 

Тот не ответил. Срочно послали людей на завод, на станцию. С помощью информации Давида быстро подделали документацию. «Левый» товар превратился в «правый». Через два часа Давид был в камере. Утром его освободили и даже извинились. Через месяц он вернулся,разыскал следователя и принёс ему подарки: вино, бриллианты, деньги. Однако следователь отказался что-либо брать:

 

 

— Пойми,я не безгрешен. Иногда помогал людям и брал за это подарки, но тут дело другое.Для тебя лично я ничего не делал. Я сделал это для еврея, потому что тоже еврей.А сейчас иди.

 

 

Вскоре Давид с женой уехал в Израиль и там, рассказывая друзьям эту историю, всегда говорил:

 

 

— Слушай,я всё-таки не понимаю, почему он не взял деньги? Все-таки эти русские евреи очень большие праведники!

 

 

Мне очень хочется закончить эту историю тем, что дети или внуки Давида учатся в иешиве, что они переженились с детьми или внуками следователя, что была радостная свадьба и всем было весело и хорошо. Но в жизни всё не так просто и я не знаю, чем всё это кончилось. Очень жаль, что я не пророк и не могу закончить рассказ восклицанием:

 

 

— Старший следователь ОБХСС товарищ Рабинович и Давид Аджиашвили удостоены будущего мира!

 

Оставить комментарий:
Имя:

E-mail:

Ссылка:

Коментарий:


Введите число с картинки: