Главная страница  |  Блоги  |  Войти или если вы еще не зарегистрированы Зарегистрируйтесь бесплатно.
О себе
Подписка
Хотите получать уведомления по электронной о новых статьях ?

Лента RSS
Поиск
Архив

Ночь

10.04.2019 01:15
meirlevin

                                    

Когда один уходит — мир кричит,                                                                                    

Сгорает небо…                                                                                                                  
И на пустынных улицах опасней.                                                                                          

А. Юдасин

 

У Слона было два друга. Ну, почему енотик Дли понятно: он такой симпатичный, шустренький, всё время вертится, усмехается и глазками чёрненькими сверкает. Весело с ним! Да и красавец: “Дли” – это начало от “Длиннохвостый” – Слон его так назвал. Слон был уже пожилой, неторопливый, много в жизни повидал и не любил долгих разговоров и слишком длинных слов.

            А вот почему Ночь? Тут есть маленькая тайна. Дело в том, что большому, взрослому,  такому разумному Слону очень хотелось летать! Наверно, у него была душа птички? Вы знаете ведь, так часто бывает: кто-то одно, а ему хочется быть совсем-совсем другим. Например, работает он самым главным генералом, а мог бы так хорошо улицы подметать или лучше всех на свете почту по домам разносить! Наверно, это специально делается, чтобы мы не очень дремали, чего-то хотели и потому старались и учились. Ведь и многие дети очень-очень хотят стать взрослыми, а их папы и мамы – снова побыть детьми…

            Но причём тут Ночь? Во-первых, ночью не жарко – а Слон не любил жары. А главное, ночью он часто спал ­и иногда летал! Вы знаете, это такое восхитительное ощущение, что в тебе не три тысячи килограммов и огромые бивни и хобот – а ты маленький, совсем ничего не весишь и летишь, летишь..! Хотя бы во сне… Потому Слон любил Ночь. И Ночь с ним дружила – иначе зачем бы она ему посылала такие приятные сны?

            И вот однажды Слону приснилось, что он – прозрачная воздушная черепашка, и летит в прохладном и пушистом воздушном потоке. Всё вокруг льётся, переливается, разлетается как-будто пушинками да искорками и летит, кружится, летит, летит… Наутро Слону долго ещё чудилось, что он – невесомая черепашка, он всё пробовал взлетать… — и почему-то опять падал назад на твёрдую землю и довольно неприятно стукался.

            Теперь Слону совсем нетерпелось полететь. Но что делать? Такие тяжёлые ноги, голова – и совсем никаких крыльев! Поговорил Слон с енотиком и пошёл искать совета.

Сначала Слон пришёл к Йогу. Йог стоял на одном пальце на самой верхушке самой высокой горы и во что-то внутри своего носа очень внимательно всматривался. А вокруг происходили странные вещи: появлялись из воздуха и куда-то исчезали золотые павлины, куски льда то растаивали и журчали речками, то опять затихали и замерзали, падал то снег, то дождь, становилось то очень темно, то ярко-преярко блистало Солнце… Слон извиняясь подошёл к  Йогу и рассказал свою историю.

Йог так удивился, что даже встал на второй палец. “Как, такой огромный зверь хочет летать как воздушный шарик?” Но Слон очень упрашивал, и тогда Йог сказал: “ Мы с тобой должны поехать в таинственную горную страну Шамбалу, забраться там на вершину самой холодной горы и три года непрерывно медитировать на лунные лучики. После этого ты сможешь летать.”

Слон немного перепугался – а сможет ли он три года ничего не кушать? Да и с друзьями надолго расставаться… Ночь, конечно, есть везде – но енотик холодного льда не любит, на высокие горы не лазает – конечно, придётся с ним на целых три года расставаться! И Слон робко спросил Йога: “Скажите, а нельзя это сделать как-нибудь иначе?” Йог, наверное, очень рассердился: он опять встал на один палец и принялся смотреть на свой нос. Не дождавшись ответа, расстроенный Слон вежливо попрощался и побрёл домой.

“Ну, кто теперь может мне помочь?” – думал Слон – “енотик не знает. Пойду, спрошу у Ночи.” И, когда вышли звёзды, Слон пошёл к Ночи.”Скажите, моя дорогая миссис Ночь – могу я о чём-то у Вас спросить?” И он как бы услышал в глубине своего уха: “Спрашивай!”. А внутри своего глаза как бы увидел ласковую улыбку. “Как мне научиться летать, не только во сне? Ведь я такой тяжёлый…” И где-то далеко-далеко (а, может быть, это было очень близко?) прошелестел голос: “Попробуй свить длинную-предлинную золотую верёвку, закинуть её на край месяца или звёздочки, и в прозрачную-прозрачную ночь начинать подниматься по ней…” “Да, но ведь я же смогу только висеть, а не летать! Да и что делать, когда месяц будет совсем круглый – верёвка с него свалится, или когда он совсем с неба спрячется? А звездочки настолько далеко, что не хватит всей моей слоновьей жизни свить такую длинную верёвку. Может быть, ты предложишь что-нибудь ещё?” Ночь только сочувственно молчала.

Пришлось Слону пойти за советом к Раввину. Раввин сидел за толстой старой книгой, и его белая борода тихо покачивалась на плече от маленького сквознячка. “Скажите, многоважаемый Раввин, как мне научиться летать? Я много раз пробовал, но три тысячи тяжёлых килограммов тянут меня вниз…” Раввин взял другую, ещё более толстую книгу, потом совсем толстую, зачем-то перевернул вниз головой, затем старую-престарую, затем такую учёную, что наверно сам не понимал, что в ней написано, потом, наконец, очень-очень маленькую…  Слон терпеливо ждал. “Наши мудрецы – наконец сказал Раввин – пишут, что у всех на свете есть свои звёзды. Почему ты падаешь вниз? Потому что тебя тянет вниз и делает тяжёлым Земля. Те, кого крепко держит Земля, не умеют летать. Но если ты сумеешь найти свою звезду, она тоже будет тянуть тебя – но уже вверх! И ты сможешь, пока вы держитесь с ней друг за друга, легко и приятно летать!”

“А как же мне её найти?” – испуганно спросил Слон. – “Три года сидеть на самой пыльной книге и меди-ти-ти-тировать?” – “Нет, – сказал Раввин – ты должен учиться, пока не узнаешь, какая из звёзд твоя?”.

И Слон стал учиться. Не один – так труднее – а со своими друзьями. Теперь каждую Ночь енотик Дли и Слон приходили в учёный дом и читали книги. Енотик быстро-быстро бегал по страничкам глазами – Слон так не умел! – зато Слон был гараздо опытнее, он неторопливо, внимательно обдумывал прочитанное и потом объяснял енотику. А за их спинами стояла и молча слушала Ночь.

            Не знаю, долго ли они так учились, нашёл ли Слон свою особенную звезду – но только некоторые мне рассказывали, что вечером, на закате Солнца, видят как-будто летающего слона. Или это облачко? А как вы думаете? 

Мой друг Арье Юдасин – фантазер побольше тех йога, раввина и слона. Только я на енотика совсем не похожий, разве что тем, что тоже Юдасину друг. Он уверяет, что его душа летает, причем не только ночью и где-то там далеко в поднебесье. И передает мне приветы от разных праведников. Да не только приветы, но всякие тайны разгадывает, как будто он, а не Герберт Уэльс изобрел машину времени.

Но вообще, если кто-то в самом деле и летает, так это он. Не мудрено. На одном пальце на вершине горы Шамбала стоял? Стоял, ещё как! Книжки толстые с раввином по Торе учил? Запросто! Книженции собственные, которые почти никто не покупает, издает? Издаёт. А почему не покупают, догадаетесь? Ему продавать лень. Живя в Америке, держится за израильское гражданство? Так что не мудрено, что именно он изобрел машину времени – кошерный йог, знаете ли.

А сейчас у меня возникла идея написать про главу поколения времен разрушения Храма Раби Йоханана бен Закая.

Итак, сажусь в машину времени, я ведь тоже как-никак кошерный йог…

Так случилось, что это моё желание совпало в кончиной в возрасте 102 лет главы нашего поколения рава Йосефа Шалома Эльяшива. Вероятно, праведники, в силу своей скромности и желания только отдавать, а не получать, даже свою кончину приурочивают к траурным дням месяца Ав. Чтобы не омрачать людям часы более весёлые. А, может быть, мы стали совсем бесчувственными, и они делают это, чтобы мы яснее поняли и осознали, что потеря Торы для нас – это как потеря Храма? Наверное, даже страшнее. Не зря же и рав Ицхак Зильбер ушёл от нас 8 лет назад всего за несколько часов до Девятого Ава.

Вернемся на 2000 лет назад. Римляне осадили Иерусалим. Среди защитников города постоянно проходят военные стычки. Чего-то делят. Совсем как сегодня, в осаждённом со всех сторон «друзьями» Израиле.

В городе запасы продовольствия на десятки лет. Но кто-то главный, что вечно рвёт в атаку, крикнул: «Победа или смерть!» — и выбрал смерть. Причём не только для себя, но и для всех жителей,- и поджёг все склады с продовольствием в городе. Воистину, жители могли бы закричать: «Избавь нас, Б-г, от таких защитников, а с врагами мы как-нибудь справимся!».

Если нас не объединяет кровь, текущая в жилах, то будет объединять кровь, текущая из жил. Первая, конечно, лучше. Но объединять она может только при наличии авторитетного раввина. Евреи – народ упрямый, жестоковыйный. На каждого еврея – по три мнения. Зря мы, что ли, в мировых рекордсменах по числу партий на душу населения? Да и мы с Юдасиным на что уж друзья, бессребреники, а если бы в спорных вопросах не было кого спросить (например, сына покойного рава Йосефа Шалома – рава Моше), давно перестали бы сотрудничать. Потому что, когда люди бьются за правое дело, это страшнее, чем за деньги.

Что пришло в голову раби Йоханану бен Закаю? Он ищет связи в среде мятежников, и один из их руководителей оказывается его племянником. Раби упрекает его: «Почему вы ради своих лозунгов умерщвляете евреев голодом?». Но круговая порука мажет, как копоть, и начальник не может повлиять на единомышленников, связанных преступной целью: «свобода или смерть!».

Раби Йоханан притворяется мёртвым, его выносят за стены города, он предстает перед римским военачальником Веспасианом. Беруах аКодеш раби называет его «Цезарем». Польщённый и разгневанный Веспасиан вопрошает, где был раби раньше? «Мне не давали выйти». Веспасиан, сравнивая бунтовщиков со змеями, а Иерусалим – с бочонком меда, продолжает допытываться: «Разве не разбили бы бочонок, чтобы убить змею?»…

Раби Йоханан не нашёлся, что ответить. Раби Йосеф – а по другому мнению раби Акива – утверждал, что именно к этому случаю относятся слова пророка Иошеяу: Всевышний поворачивает мудрецов вспять и знания их делает глупостью. Ибо раби Йоханан должен был разъяснить: «В таком случае берут щипцы, отрывают змею от бочонка и убивают, а бочонок остаётся целым». Мне же положение раби Йоханана напоминает мать, который предложили определить, какого из её детей убить…

Веспасиану доложили, что его выбрали Цезарем, и в благодарность за добрую весть он предлагает выполнить желание раби Йоханана. Тот просит спасти мудрецов, династию Давида, послать врачей для раби Цадока и разрешить открыть в городе Явне центр изучения Торы.

Мудрецы упрекают его, зачем он не просил о Иерусалиме?  А я не понимаю, что, собственно, кроме уважения раби Йоханан дал Цезарю? Это же была не материальная сделка, чтобы можно было требовать чего-то большего. Есть, кстати, в мидраше и другая версия, что раби Йоханан таки попросил, но Веспасиан ответил ему, как Путин Шеварднадзе на просьбу о возврате автономий: «Лично я очень Вас уважаю, но меня не для того избрали президентом России (Цезарем и так далее), чтобы я разбазаривал достояние Империи».

У этой сказки был пусть и траурный, но всё-таки не до конца разрушительный конец. Тора, пусть и без Иерусалима, государства и Храма, осталась с Израилем. Но ночь галута спустилась на землю.

Теперь вернёмся в наши времена, к раву Йосефу Шалому Эльяшиву. Он прожил 102 года. В годы его молодости любой чокнутый мог прийти к нему домой и часами морочить ему голову. Жена на упреки родственников — не жалко ли ей его времени, отвечала: «А вы думаете, Всевышний не добавит ему это время?» Несколько десятков раз его сын, мой рав, не найдя ответов на мои вопросы, обращался к нему за помощью.

Я не буду приводить его ответы, хотя помню их наизусть. Из них мог бы получиться бестселлер. Но я не буду публиковать жемчужины мудрости на потеху толпы, так как часто невежи надсмехаются над мудростью. Да и эти «псаки», алахические постановления давались только мне и никому более. Но один приказ рава Йосефа Шалома, который я получил заочно, я сейчас опубликую в первый раз. «У тебя яркие способности к «керуву» (помощи евреям в приближение к Торе), иди в средства светской массовой информации, я благословляю все деяния твоих рук». Возможно, кто-то мне скажет, что я неправильно понял рава, такого не может быть. Ну и пусть говорят. Говорят даже про раби Йоханана бен Закая. Мне всё равно.

В день ухода рава Йосефа Шалома произошёл теракт в Болгарии. Я сразу вспомнил, как после смерти рава Авраама Пама один из раввинов в Израиле сказал: «Америка потеряла Б-жественную защиту». Рав Пам оставил нас за две с половиной недели до теракта 11-го сентября…

В эти дни, дни траура по разрушенным Храмам, евреям не рекомендуется организовывать экскурсии, выезжать без дела за рубеж. Это время, когда торжествуют злые ангелы. Да и в обычные дни покидать без дела Эрец Исраэль не шибко полезно.

Я написал это не для того, чтобы кого-то упрекнуть, а для того, чтобы напомнить, что каждое поколение, при котором не восстановлен Храм, виновно, как будто само его разрушило. Потому что на земле торжествует ночь. Не та добрая Ночь из детства или юдасинской сказки, когда мы летали во сне,- а эта, с бессмысленной злобой.

А диагноз и причина несчастий в том, что все «сами с усами», никто не хочет слушать мудрецов. И только когда они уходят и больше некого спросить, мы понимаем, что потеряли.

hikaciyuh
12.04.2019 18:21

awapejahif
15.04.2019 17:10

Оставить комментарий:
Имя:

E-mail:

Ссылка:

Коментарий:


Введите число с картинки: