Вскормлённый в неволе орёл молодой.
                                                           А.С.Пушкин

В России существовала поговорка: «от сумы да от тюрьмы не зарекайся». Попал туда и Йосеф. Впрочем, его каждый вечер отпускали на несколько часов домой — заниматься личным хозяйством Потифара, начальника над тюрьмами. (А вы говорите, использовать «ЗК» в народном хозяйстве придумали Троцкий со Сталиным!) Да и супруга Потифара, сразу видно, «впёртая» дамочка была. Она всё надеялась, что тюрьма исправит строптивца и бросит в её объятья. Десять лет провел Йосеф в темнице и ни разу не усомнился во Всевышнем.

За особо примерное поведение Йосефа назначили «старшим преступником». (Один мой российский знакомый величал себя «главным психом». В период оголтелой «перестроечной демократии» его выбрали в психбольнице «председателем совета больных» для контактов с администрацией…) Среди обязанностей Йосефа было помогать знатным заключённым.

Рядом сидел главный виночерпий фараона. Министр застолий. В стакан фараонова вина залетела муха. (Как похоже на Россию! Юноше, уронившему бюст Сталина, дали 10 лет лагерей без права переписки) Кроме того, в тюряге находился главный пекарь.
В булочке, поданной к царскому столу, обнаружили камешек. Обоих, пекаря и виночерпия бросили в темницу за неуважение к царской особе. Однажды Йосеф застал их в особенно подавленном состоянии. Поинтересовался причиной.

– Сегодня ночью нам приснились странные сны. Их некому растолковать.

– Я попытаюсь — предложил Йосеф.

Виночерпий поведал сон, в котором он сорвал несколько виноградин и выжал их в чашу фараона. Пророк Йосеф увидел в этом сне два добрых пророчества. Одно, касающееся еврейского народа. Второе – для самого виночерпия. Он понял, что посланца, несущего добрые вести, освободят.

Так оно и было. Пересмотрев дело, решили, что муха залетела сама — и виночерпия не только помиловали, но и вернули на прежнюю должность. А вот камни сами летать не любят, и пекарю отвертеться было посложнее.

Услыхав сон пекаря, Йосеф понял, что он передает плохое пророчество для еврейского народа и что дни «посланца» сочтены. Сказал ему об этом. Возникает вопрос – ему не было жалко пекаря? Мог бы и скрыть. Высказанное пророчество – это как печать на листе. А невысказанное – могло же что-нибудь измениться?

Или его интересовала слава? Я думаю, нет. Наоборот, Йосеф булочника жалел. Всевышний в любой момент может отменить приговор, если человек, обратясь в “высшую инстанцию”, вместо взятки принесет разбитое сердце. Мысль о неминуемой казни помогает его разбить.

Всё предсказанное Йосефом сбылось. Пекаря казнили, виночерпия возвратили во дворец. Йосеф попросил виночерпия обратиться к фараону с просьбой о помиловании.

– Я тебя непременно вспомню — пообещал виночерпий.

Оказавшись вновь при дворе, главный виночерпий не забыл, кому он обязан своим освобождением и жизнью.

– Сегодня же напомню фараону о Йосефе — подумал он и завязал узелок на память.

Тут во мне просыпается гордыня и я начинаю опять думать о себе. «Мои детки, мои гуси-лебеди» – песни и рассказы тоже в темнице сырой обитают. Мне хочется повлиять на большее число людей, чем у меня получается. Я хватаю за пуговицу каждого «виночерпия», имеющего доступ ко «двору фараона» и прошу замолвить словечко за «моих деток гусей-лебедей». И все молчат. Или говорят, что мои детки уже выросли и сами летят куда хотят. Даже те, кому сделал много добра. Хотя, правда, в отличие от Йосефа никому жизнь не спасал.

Не понимаю. А я, когда чего-то не понимаю, схожу с ума. Как-то сижу, рассуждаю сам с собой:

— Обычно, когда ты кого-то о чём-то просишь и он этого не делает, первая мысль – он «редиска». И сам же отвечаю: нет, он хороший человек. Он меня не любит? Он меня любит. Он хороший человек, но дурак? Он умница. Ему не выгодно за меня просить? Выгодно. Да и виночерпию не трудно было попросить фараона за Йосефа. Ведь все знали, что Йосеф спас ему жизнь, считали его неблагодарным. У него самого, наверное, были угрызения совести. Что он, совсем не человек? Почему же он ни разу не попросил?

Потому что каждый раз, попадая к фараону, он просил о чём-то для себя. И так до той поры, пока не понял, что кто-нибудь другой может сообщить фараону о наличии провидца и получить за это добрый взгляд владыки (плюс кое-что впридачу). А он сам рискует карой за сокрытие сведений государственной важности.

В Торе говорится, что Йосеф «схлопотал» два года дополнительно к сроку за свою просьбу.  Собственно говоря, за что? Благодарность для праведника настолько естественное состояние, что немудрено ошибиться. Человек имеет право просить «сильных мира сего» о помощи. Вот и я неустанно, безрезультатно кого-то о чём-то прошу. Я думаю, что срок Йосефу прибавили не из-за самой просьбы, а из-за того, что он связал её с результатом. Наверное, и моим «деткам – гусям-лебедям» в небесной канцелярии всё время за это срок добавляют.

«Благословен Г-сподь, освобождающий узников из оков!»